iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Интервью
Анна Карагина, иконописец мастерской святого Иоанна Дамаскина
ЖМП № 4 апрель 2013 /  8 апреля 2013 г.
версия для печати версия для печати

Мы работаем не кистью, а душой

Иконописцы Александро-Невской лавры готовят обитель к празднованию 300-летнего юбилея

В подготовке Свято-Троицкой Александро-Невской лавры к 300‑летнему юбилею, одну из ключевых ролей играет созданная при этой обители иконописно-реставрационная мастерская святого Иоанна Дамаскина. Ее заведующий Дмитрий Мироненко рассказал о важнейших точках приложения усилий и продемонстрировал состояние этих объектов.

Началась наша небольшая экскурсия в Духовском корпусе лавры, где близится к завершению настенная роспись будущего храма во имя святителей Иннокентия и Софрония Иркутских.

«Одна из форм нашей деятельности — стажировка начинающих иконописцев из России и зарубежья, — говорит Дмитрий Мироненко. — Так вышло, что этот храм стал своеобразным тренажером по настенной росписи для нескольких поколений стажеров: расписываем его мы уже десять лет. За это время руки к созданию росписи, которую вы здесь видите, приложили два десятка молодых людей. Важно заметить, что наша мастерская занимается такой формой обучения безвозмездно. Но стажеры приобретают бесценный опыт, а мы продвигаемся к финишу». Теперь финиш, как можно убедиться, уже совсем близок. После освящения в ежедневных богослужениях в этой камерной монастырской церкви, скорее всего, будет участвовать только братия без свободного доступа прихожан. Возможно, используют ее и для совершения монашеского пострига.

В самой мастерской Дмитрий Геннадьевич подводит меня к списку знаменитой иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», получившей название «с грошиками». Теперь этот образ принято именовать Петербургским.

«Тринадцать лет назад он стал первым опытом серьезной работы в нашей тогда только созданной мастерской, — рассказывает Мироненко. — Теперь мы с нетерпением ждем, когда он займет свое место в Скорбященской надвратной церкви нашей обители (сейчас для иконы готовится серебряная риза). Этот объект мы ведем практически с самого начала проектных работ. Разве что столярку для него выполняла другая мастерская, все же основные этапы — от разработки проекта убранства по уцелевшим архивным фотоматериалам до золочения — поручены нам. Этим иконописные мастерские в монастырях принципиально отличаются от остальных: их сотрудники помимо собственно написания образов проектируют интерьеры, выбирают цвет для фасадов и занимаются расколеровкой стен. И, разумеется, не забывают контролировать выполнение этих работ».

Еще одна монастырская церковь, куда меня приглашает собеседник, являет собой пример уже реализованного комплексного реставрационного подхода, предпринятого силами мастерской. В подземной крипте главного Свято-Троицкого собора лавры совместно с реставраторами Павловского дворца устроен алтарь с иконостасом, а посреди появилась обширная купель для крещений с полным погружением для взрослых.

Наконец, четвертый лаврский храм, на который также направлены усилия иконописцев, — церковь преподобного Серафима Вырицкого в Федоровском корпусе. По словам Мироненко, все иконы для нее (за исключением двух больших холстов-картин, также нашедших место в убранстве храма) создаются его сотрудниками. Сейчас, в частности, в разгаре работа над иконостасом. Подтверждение этим словам мы находим, вернувшись в мастерскую: один из шести штатных сотрудников мастерской, иконописец Анна Карагина, приступает к работе над иконами для праздничного ряда. Пообещав не занимать ее слишком долго, просим выкроить для интервью несколько минут.

Анна Карагина, иконописец мастерской святого Иоанна Дамаскина: Молитва и живой солнечный свет необходимы, но важнее жить духовной жизнью

— Анна Юрьевна, в чем отличие иконописца от обычного художника? Есть ли принципиальная разница в их жизненном укладе, в том, как строится их рабочий день?

— Пожалуй, на бытовом уровне основное отличие в том, что иконописцу для работы обязательно нужен живой дневной свет. Соответственно, у нас нет возможности долго нежиться в постели, особенно с учетом нашего по‑северному краткого дня.

— Что мешает вам писать иконы при искусственном освещении?

— Я знаю коллег, которые пишут иконы при искусственном свете, но всё же это исключение из правила. Темное время суток само по себе сложно для работы, а к написанию иконы к тому же лучше приступать в свежем состоянии, когда голова не забита накопившейся за день усталостью и суетой.

— Обязательно ли молиться перед тем, как начинаешь писать икону?

— Думаю, это очень личный, индивидуальный вопрос. Я, к примеру, за работой стараюсь молиться про себя. Существует, кстати, особое молитвенное правило для иконописца. Но важнее, на мой взгляд, общая духовная жизнь, куда входят и трезвение, и утреннее и вечернее правила, и много других важных вещей.

— В изобразительное искусство уверенно входят компьютерные технологии и широкий спектр цифровых устройств, призванных избавить художника от трудоемкой черновой работы. Иконопись не миновала эта тенденция?

— Разумеется, нет. Я широко использую компьютер в поиске и в подборе при помощи Интернета различных вариантов написания того или иного образа, лика святого. Правда, студентам Петербургской духовной семинарии, где я преподаю,пользоваться ноутбуком запрещаю: они так увлекаются поиском в режиме online, что перестают рисовать.

— А эскизы на планшете создавать, на ваш взгляд, допустимо?

— Что вы! Конечно, нет. Иконописец работает душой, а при рисовании на экране этот важнейший момент творчества исчезает. Значит, это будет уже не икона.

8 апреля 2013 г.
Ключевые слова: монастырь, иконопись
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий: На посох священномученика Платона я опираюсь до сих пор
Эстонскую Православную Церковь постигла тяжелая утрата. На 94 году жизни скончался митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий. Долгая жизнь владыки Корнилия вместила в себя многие коллизии XX века. Сын белого офицера, эмигрировавшего в Эстонию, владыка решился на служение в Церкви, за что был репрессирован после войны. На его плечи легла тяжелая ответственность сохранения Эстонской Православной Церкви после обретения страной независимости. Так уж сложилось, что за три месяца до своей кончины старейший иерарх Русской Православной Церкви дал свое последнее интервью «Журналу Московской Патриархии», в котором подробно рассказал о своей жизни и служении в Эстонии. Редакция Журнала выражает самые искренний соболезнования и предлагает вниманию наших читателей это интервью. ПДФ-версия 
19 апреля 2018 г. 21:05