iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59
Репортажи
Илл. 1. Запрестольная композиция в алтаре. Вид после реставрации
ЖМП № 3 март 2019 /  5 апреля 2019 г. 13:50
версия для печати версия для печати

Что скрывали холсты в алтаре

ЗАГАДКИ И ОТКРЫТИЯ КОМПЛЕКСНОЙ РЕСТАВРАЦИИ СТЕНОПИСИ В СТОЛИЧНОМ ХРАМЕ ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО НА УСПЕНСКОМ ВРАЖКЕ

Восстановленная в прошлом году Архитектурно-реставрационным товариществом «АРТ» монументальная живопись в храме Воскресения Словущего на Успенском Вражке — один из лучших примеров современных реализованных проектов по воссозданию церковного убранства. Столкнувшись со сложной многослойной структурой позднейших записей и поновлений, реставраторы сумели раскрыть самые старые (из уцелевших) композиции в алтаре и сводах четверика и восстановили их в кратчайшие сроки. PDF-версия

Старинная столичная церковь в Брюсовом переулке прекрасно известна многим поколениям москвичей. Отнесенный к объектам культурного наследия федерального значения и никогда не закрывавшийся храм справедливо слыл «интеллигентским». Хотя, вопреки устойчивой легенде, народный артист СССР знаменитый тенор Иван Козловский никогда не пел на здешнем клиросе, — он много лет был прихожанином Воскресенского храма и даже специально прорубил окошко в стене своей квартиры, чтобы слышать колокольный звон. В алтаре хранится пожертвованная Антониной Неждановой икона Божией Матери. Прославленная оперная певица была прихожанкой этого храма, как и ее муж Николай Голованов (главный дирижер Большого театра и известный церковный композитор). Имена великих артистов, которых здесь провожали в последний путь, составляют подлинную славу российской культуры. Свыше трех десятков лет на этом приходе постоянно совершал богослужения митрополит Питирим (Нечаев). Как раз при нем и была предпринята единственная (до нынешнего момента) научная реставрация убранства. Тогда специалисты Межобластных специальных научно-реставрационных производственных мастерских раскрыли стародавние росписи на стенах алтаря и четверика — самых древних архитектурных объемов храма. К сожалению, в 1990-е и 2000-е годы они понесли определенный урон.

«В эти десятилетия тут прошло несколько ремонтов, в ходе которых старинная стенопись оказалась закрашена. В итоге на отдельных участках число слоев краски, наложенной в разное время, достигало десятка, а иногда и дюжины. До первого из сохранившихся авторского красочного слоя нам пришлось буквально докапываться, — говорит научный руководитель фирмы «АРТ» художник-реставратор монументальной живописи 1-й категории Сергей Завгородний. — В алтаре мы старались освободить раскрытую нашими коллегами-предшественниками в 1981–1983 годах стенопись от позднейших поновлений, а попутно, если получится, выявить что-то еще. И это нам удалось!»

В ходе работ реставраторы удалили из алтаря пять наклеенных на холсты изображений (написанных, исходя из их общей стилистики, одним художником), декорировавших различные участки стен (все они сейчас проходят восстановительные процедуры и по их завершении вернутся на приход, но стенопись закрывать уже не будут). Под двумя из них, с изображением ангелов, скрывалась часть масштабной композиции «Царь царем» («Царь славы», илл. 1).

«Как раз при раскрытии этого комплекса выяснилось: в 1980-е годы считавшиеся тогда позднейшими слои записи удалили не полностью, — продолжает Завгородний. — Теперь с полной уверенностью можно утверждать: перед нами самый старый красочный слой. Это подтверждают и результаты проводившихся параллельно с реставрацией физико-химических экспертиз. Но первозданным этот слой называть некорректно: долгое время алтарь каменной церкви был расписан так называемой альфрейной живописью, имитиру­ющей декор с орнаментальным узором. Позднее, в конце XVIII века, храм горел. А самые серьезные повреждения он получил при московском пожаре 1812 года, так что потом его пришлось капитально ремонтировать и отчасти реконструировать. Скорее всего, самые старые красочные слои, которые мы видим в престольной части, относятся как раз к послепожарной эпохе. С этим предположением хорошо согласуются и выводы, которые можно сделать из анализа общей колористики стен».

В двух других объемах алтарной части — диаконнике и жертвеннике — отреставрировали более поздние слои. Причем в первом случае удалось сделать маленькое открытие: раскрыта композиция «Снятие со Креста» (илл. 2), о которой даже не подозревали.

«Она скрывалась в простенке южной стены под многочисленными слоями покрасок и шпаклевок, — уточняет Завгородний. — Под ней прослеживаются три имитирующих мрамор красочных слоя. Вообще-то это копия известной картины голландского художника Питера ван Моля, в 1924 году поступившей в Государственный музей изобразительных искусств из Румянцевского музея (а до национализации пребывавшей в частных коллекциях). Так что эту роспись, возможно, сделали уже в советское время. На противоположной стене, симметрично южному окну, мы обнаружили фрагменты еще одной стенописи, известной по отчетам 1983 года, а ныне, к сожалению, утраченной, — "Приношение Авраама". Возможно, в 1990-е годы (или даже чуть раньше) прямо напротив окна в северной стене пробили дверной проем, так что основная часть этой композиции погибла. Зато в жертвеннике мы восстановили две ростовые фигуры преподобных Сергия Радонежского и Феодосия Черниговского. Датируются они, скорее всего, рубежом XIX и ХХ столетий (канонизация преподобного Феодосия, как известно, состоялась при императоре Николае II в 1896 году)».

Большинство же как загадок, так и открытий связано с восстановительными работами в четверике храма. Вернее, в его сводах: композиции на стенах после реставрации 1981–1983 годов нуждались только в косметических обновлениях — локальном укреплении красочного слоя и удалении копоти и других поверхностных загрязнений.

«Зато на всех четырех склонах свода мы обнаружили весьма грубые покраски, тонировка которых недвусмысленно свидетельствовала: в 1980-е годы наши предшественники не довели здесь работу до конца, — говорит Сергей Завгородний. — Как удалось выяснить в ходе скрупулезных исследований, первоначальный красочный слой практически повсюду сохранился — пускай потертый, с утратами, а кое-где и руинированный. После многочисленных совещаний решили попытаться восстановить его. И в процессе работы фигуры в сводах... начали двигаться!»

Богатая живописная композиция в убранстве верхней части четверика изображает собор Ангельских чинов со свитками из книги Откровения, предстоящий так называемой новозаветной Троице — Господу Саваофу, Христу в сиянии Его царственной славы и Святому Духу в виде голубя (илл. 3). Такую сложную многофигурную группу редко можно увидеть в православных храмах (не в последнюю очередь потому, что в наши дни описанная визуализация Пресвятой Троицы не считается вполне каноничной). Но для некоторых храмов, возведенных и расписанных в синодальный период, она характерна. Более того, смотрится в их интерьере весьма органично. К примеру, аналогичные сюжеты представлены в парусах московских церквей «Большое Вознесение» на Большой Никитской улице и во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке, а также в Успенском храме в Вешняках. Раскрывая слой за слоем позднейшие записи и проникая вглубь десятилетий, реставраторы в храме Воскресения словущего изумленно наблюдали, как положения конечностей, наклоны головы и плеч, сама динамика фигур постепенно меняются. Постепенно на лотке южного склона открылось изображение столба бичевания, удерживаемого тремя ангелами...

Живописный комплекс, прошедший двухэтапную тонировку и закрепление, в сводах четверика уже доступен взорам молящихся. Вместе с парой воссозданных лепных карнизов, заполненных орнаментами, он составляет единый стилевой ансамбль, на редкость точно отражающий стиль храмового убранства расцвета Российской империи. Его точная датировка остается предметом дискуссий, хотя и здесь минувшая реставрация не прошла даром. Дело в том, что прежде мало кто из специалистов обращал внимание на хронологические «маркеры» еще одной очень сложной и многофигурной композиции — на западной стене четверика. Сама по себе необычная, едва ли не беспрецедентная, она таит множество загадок, которые еще предстоит расшифровать. Достаточно сказать, что речь идет о... запечатленных живописцем интерьерах другого храма — а именно Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря. Перед наблюдателем словно раскрывается широкое окно в прошлое этого замечательного памятника. Безвестный художник кропотливо и, признаем, небесталанно изобразил группу из десятков паломников внутри ротонды соборного храма. Здесь можно видеть представителей самых разных сословий, классов и слоев дореволюционного российского общества — священников, дворян, мещан, простолюдинов... Одна из фигур в хитоне и гиматии обладает портретным сходством с ликом апостола Павла.

«При нынешней реставрации на этой композиции, раскрытой в 1981–1983 годы, мы только удаляли копоть и лак, а также укрепляли штукатурку, — рассказывает Завгородний. — И я обратил внимание на странные даты, значащиеся на картине в элементах архитектурного декора Воскресенского собора: 1623 и 1854. С общей историей Нового Иерусалима, равно как и со строительством и освящением соборного храма этого монастыря, они никак не вяжутся. Более того, если приехать в подмосковную обитель, можно убедиться: на соответствующих местах в ротонде нанесены совсем другие цифры. Не исключено, живописец зашифровал здесь годы, имеющие отношение именно к истории храма на Успенском Вражке. Вторая дата — как раз момент окончательного завершения работы над его убранством после масштабных ремонтов и реконструкций первой половины XIX века. Своды же, скорее всего, были расписаны немного ранее».

Фото Натальи Пьетра и Владимира Ходакова

СПРАВКА. Впервые церковь Воскресения Словущего на Успенском Вражке упоминается в 1548 году. Каменный храм возведен в 1634 году, трапезная и колокольня — в 1818–1820 годах, колокольня надстроена в 1879 году. Храм никогда не закрывался. Адрес: Москва, Брюсов пер., 15 / 2.

КОММЕНТАРИИ

Протоиерей Николай Балашов, настоятель храма Воскресения Словущего:

Духовенство и прихожане на общем собрании нашего прихода с большим вниманием выслушали отчет реставраторов и дали ему высокую оценку. Нас порадовало бережное отношение к наследию прошлого, которое мастера Архитектурно-реставрационного товарищества проявили в ходе восстановительных работ. Их результатом стали заново явленные образы, перед которыми молились многие поколения наших прихожан. Необходимо признать: качество этой тонкой, воздушной живописи оказалось намного выше по сравнению со скрывавшими ее позднейшими записями — порой неуместными, порой просто не органичными для художников последующих эпох, вынужденных прибегать к искусственной стилизации «под XIX век». То, что мы видим теперь, — произведения аутентичного религиозного творчества своего времени. Для нашего прихода, который в силу длительности своей непрерывной истории особенно дорожит богатством традиции, это возвращение к утраченному, казалось бы, достоянию прошлого воистину драгоценно. Вспоминая о тех, на кого раньше взирали вновь открывшиеся лики (а среди духовенства и мирян нашего прихода было много выдающихся личностей), мы утверждаемся в мыслях о единстве Церкви, подвизающейся на земле, и Церкви, торжествующей в Небесах. Об этом и свидетельствует живопись нашего храма.

Протоиерей Леонид Калинин, председатель ­Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации

Очень правильно, что приход во главе с настоятелем еще до утверждения проекта реставрации обратился к епархиальному древлехранителю как к ответственному по линии Церкви за все виды реставрационных работ. Вместе с членами епархиальной Комиссии по церковному искусству, архитектуре и реставрации — аттестованными экспертами Министерства культуры РФ профессором Андреем Баталовым и заведующей кафедрой церковного искусства ПСТГУ Екатериной Шеко — мы предварительно побывали на месте, наметили участки работ и их последовательность, предложили условия соответствия колористических параметров эпохе создания храма и его архитектурному облику. Все это позволило отреставрировать стенопись таким образом, чтобы она воспринималась созвучно как заложенному зодчими несколько веков назад авторскому замыслу, так и сохранившимся фрагментам вместе с общим стилем убранства.

Подобный подход настоятеля и приходского совета к вверенному им храму, отнесенному к объектам культурного наследия, использование специально учрежденного Священным Синодом инструмента в лице епархиального древлехранителя и приглашаемых им специалистов могут послужить образцом для многих. К сожалению, в иных епархиях мы иногда отмечаем прямо противоположные примеры: роспись и храмовые интерьеры переделываются не только без согласия на то епархиальных древлехранителей, но даже без их ведома, что приводит к поистине плачевным результатам.

5 апреля 2019 г. 13:50
Ключевые слова: иконопись, Москва
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Дети Николая Александровича и Александры Федоровны: повседневный мир будущих царственных страстотерпцев на выставке в Московском государственном объединенном музее-заповеднике
Сегодня, 13 ноября, в залах Сытного двора в Коломенском открылась выставка «Детский мир семьи императора Николая II. Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и Алексей» – историко-мемориальный проект, организованный совместно с Государственным Эрмитажем и Государственным архивом Российской Федерации (ГАРФ). Экспозиция знакомит с повседневным миром наследника-цесаревича и великих княжон: системой их воспитания и обучения, дневниковыми записями, взаимными подарками и поздравлениями, окружавшими их предметами и деталями личного обихода. Она посвящена 125-летнему юбилею бракосочетания Николая Александровича с принцессой Викторией Алисой Гессен-Дармштадтской 14 ноября (ст.ст.) 1894 года и хронологически охватывает бытование семьи последнего государя от рождения первенца Ольги до пребывания венценосных узников в тобольской ссылке.
13 ноября 2019 г. 21:35
Основ православной культуры, возможно, не будет в обновленной версии предмета Основы религиозных культур и светской этики, подобный вариант по-прежнему рассматривается и обсуждается — Минпрос
Экспертное сообщество продолжает обсуждать новую редакцию Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) начального общего образования. Текущая версия документа не предусматривает в программе курса Основ религиозных культур и светской этики ни одного из четырех конфессиональных модулей, в том числе и Основ православной культуры. Если этот вариант в итоге будет официально принят, родителям будущих четвероклассников придется выбирать всего из двух модулей, перечисленных в подпункте 25.3 «Организационный раздел основной образовательной программы» — «Основы религиозных культур народов России» (вместо прежних «Основ мировых религиозных культур») и «Основы светской этики».
12 ноября 2019 г. 16:59