iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59
Культура
11 ноября 2007 г.
версия для печати версия для печати

Илья Дроздихин, сотрудник Московского центра колокольного искусства: По зову души звонарской

— Илья, как и когда в вашей жизни появились колокола?

— Когда мне было всего шесть лет, я очень полюбил колокольный звон и с удовольствием ходил в храм. Стою на земле — а там, вверху, происходит что-то невообразимое — звонят колокола, и так красиво. Как такое получается? У меня появилось страстное желание — попасть на колокольню, посмотреть, как приводят в движение колокола, увидеть, как работает звонарь. Стал просить священников пустить меня на колокольню — все отвечали отказом: «Ты еще маленький, не дай Бог, упадешь...» В десять лет меня, наконец, допустили на колокольню. Там я сразу понял, что хочу быть звонарем. И спустя три года добился разрешения поучиться звонить. Местный звонарь показал, как и что делать, похлопал по плечу и сказал: «Вечером звонишь ты один, меня не будет». Я был в ужасе. Но все-таки вечером отзвонил, как полагается, хотя и очень боялся. С тех пор я и стал звонить в разных храмах.

Однажды даже попал на колокольню строящегося храма на патриаршем подворье. Мечтал там позвонить, но с этим было строго — никого не пускали. И вот как-то пришел я в этот храм на молебен, посмотрел на колокольню, и сердце сжалось — как же хотелось мне там позвонить! — звала душа звонарская. Помолился Серафиму Вырицкому, и в ту же минуту ко мне подходит охранник и спрашивает: «Не хотите звонарю немного помочь? Там не сложно, он просил...» Вот так я оказался на этой колокольне.

— Как давно вы работаете в Колокольном центре?

— Штатным сотрудником — почти три года. На заре своего «звонарства» я почувствовал нехватку практики. Сначала звонил, как умел, учился у других звонарей, но, конечно, этого было недостаточно. Я узнал о существовании курсов при Колокольном центре и стал их посещать. Мне особенно  нравилось то, что в Центре большое внимание уделяли индивидуальной практике. Я окончил эти курсы, а потом остался работать в Центре.

— Чем ваш Центр отличается от других центров колокольного искусства?

— Центр располагает закрытым помещением со звукоизоляцией, в котором звонарь может тренироваться на колоколах сколько угодно, никому не мешая и не смущаясь. Ученический звон на обычной колокольне тяжело перенести местным жителям. Поэтому наличие помещений с колоколами и звукоизоляцией очень актуально. Звонарь упражняется непосредственно на колоколах — пусть маленьких, но на настоящем инструменте. Еще один плюс, на мой взгляд, это четкая программа, расписанная по часам, наличие теоретических и практических экзаменов. Сейчас также осваиваем выездное обучение: набираем людей, живущих на периферии и желающих обучаться в нашем Центре, и посылаем к ним учителя. Были заявки от самых разных епархий, мне в свое время тоже пришлось много поездить. Сейчас курсы переполнены — больше пятидесяти человек мы принять не можем.

— Ваш Центр располагает ценной библиотекой, расскажите о ней, пожалуйста.

— Это самая большая «колокольная» библиотека в мире. В ней около 800 книг, 250 из них —  на иностранных языках. Среди них документы, собранные по архивам, книги, выпущенные большими тиражами, издания, к которым нет доступа в обычных библиотеках, а также аудио- и видеотека. Звонари, разумеется, всем этим активно пользуются. Но и любой желающий может прийти в библиотеку, почитать нужную ему книгу в читальном зале или сделать ксерокопию тут же, в Центре.

— И какая книга пользуется наибольшей популярностью?

— «История колоколов и колокололитейное дело на заводе товарищества  П.И. Оловянишников и С-вья». Издана она была в Ярославле в 1906 году. Это главный источник, по которому восстанавливали колокольное дело в современной России. Оловянишников — знаменитый дореволюционный литейщик, который отливал прекрасные колокола.

— Какие люди приходят в ваш центр, и чем они чаще всего интересуются?

— На курсы, как правило, поступают по рекомендации от храма или от монастыря для последующего послушания в нем, и таким людям мы отдаем приоритет. Также на курсах учатся музыканты и просто интересующиеся. Интересно, что многие из наших выпускников имели отношение к фолк-року и этнической музыке. По окончании курсов они чаще всего крестились.

В библиотеку, помимо звонарей, приходят студенты и аспиранты, пишущие работы по колокольной теме, и, конечно, журналисты. Колокола — сейчас бурно развивающаяся тема. Я точно знаю, что на эту тему уже защищено несколько кандидатских и докторских диссертаций.

— Расскажите, пожалуйста, о вашем проекте «Обетование».

— Проект «Обетование» — это создание и разработка сайтов на колокольную тему и не только. Началось с того, что ко мне обратился один священник с просьбой помочь создать сайт. После мы сделали сайт Колокольного центра, потом еще и еще были заказы, и вот уже два года, по благословению Патриарха, мы этим занимаемся.

— В вашем Центре есть музей колокольного искусства...

Он задумывался как музей колокольного звона. Приоритетами были не колокола, а звон — ведь мы пытаемся приобщить именно к звонам. Любой посетитель музея может попробовать позвонить — в закрытом помещении. Сейчас у нас в музее небольшая коллекция колоколов, среди них есть, например, колокол древней грузинской формы, он имеет форму конуса. Есть самые разные колокола из различных материалов — из глины, стали, чугуна. В общем, есть на что посмотреть.

11 ноября 2007 г.
Ключевые слова: звонари
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи